Бесплатная горячая линия для зависимых и их близких.
Консультации, запись на прием. 

Реабилитационный центр Мегаполис

+7-812-945-75-20

Сначала мы с Андреем кололи по 1,5-2"куба" 4-5 раз в месяц.

Приблизительно в это-же время я попробовал LSD. LSD мне не понравилось. Было чувство полной бесконтрольности над ситуацией.

Такие наркотики мне и в последствии не нравились - галлюциногены.

Я попробовал поганки, они тоже меня не задели.

В это-же время я ел циклодол, седнокарб, феназепам. Таблетки мне не понравились, кроме седнокарба, его я ел и потом много раз.

В конце концов после этих опытов я понял, что лучше чем "черное" ничего нет.

 

Меня зовут С. Детство у меня было безоблачным, родители - средний класс, не пили и не курили. Мать - преподователь, отец - служащий. Мы часто меняли квартиры, улудшали жил.площадь, из-за этого я менял школы.

Я попробовал сигареты в 10 лет. У меня кружилась голова, тошнило, но мне понравилось. Это был "Дюбек". Япришел домой бабушка почувствовала запах, сказала, что скажет папе, но я ее упросил и она не сказала. Больше я не курил до 12 лет.
     В 1989 году мы переехали в центр, до Невского пр. было 2 минуты пешком. Я пошел в шестой класс, учился хорошо, но проблемы с дисциплиной у меня были. К нам в школу пришел новый учитель физ-ры. Он набрал группу и мы занимались ТАЙ - ЧИ. Это был очень умный, честный и бескорыстный человек. Отзанимавшись у него 1,5 года он вдруг переезжает на м.Пионерскую и я не могу к нему ходить, т.к. ездить с центра очень далеко.
     Я практически сразу после этого попал в, как говорят плохую компанию. В моем доме была баня, мы частенько там курили и пили пиво. Сначала мы пили немного, через короткое время я стал выпивать по 7-8 бутылок пива. Мне было 12 лет. Водку я попробовал на дне рожденьи отца, и она мне не понравилась. К 7-му классу мое отношение к школе изменилось, я стал пропускать уроки, начались серьезные проблемы с дисциплиной. В то время я стал фарцевать, у Русского музея и гостиницы Европа. Еще мы ходили в цирк, там всегда было полно фирмачей. Я курил, пил пиво.
     Я общался с Андреем, он был старше меня на год. Мне было 14. Однажды мы зашли к знакомому, он раскурил нас анашой. Мне очень понравилось. Через пару месяцев я курил уже по 1,5 пакета в день. Все только начаналось. Мы с родителями опять переехали и я стал учиться в лицее. Но все равно с кем я там общался , все курили анашу. До 15 лет все шло ровно. И в один "прекрастный" день я с Андреем попробовал опий.
     Нам предложил попробовать Андрей Ш., он предлогал нам на протяжении предыдущих 2-х месяцев, но мы отказывались. Первый раз я ничего не понял. Через 3 недели мы укололись еще. Тогда я "врубился" по полной программе. У меня прошло тепло повсему телу, много енергии, легкость. Мы гуляли с Андреем, разговаривали обо всем. Мне казалось, что я взрослый и независимый. Во всем этом была некая наркоманская романтика, я тогда как раз прочитал всего К.Кастанеду. Для себя я определил: опиум - это мое. Сначала мы с Андреем кололи по 1,5-2"куба" 4-5 раз в месяц. Приблизительно в это-же время я попробовал LSD. LSD мне не понравилось. Было чувство полной бесконтрольности над ситуацией. Такие наркотики мне и в последствии не нравились - галлюциногены. Я попробовал поганки, они тоже меня не задели. В это-же время я ел циклодол, седнокарб, феназепам. Таблетки мне не понравились, кроме седнокарба, его я ел и потом много раз. В конце концов после этих опытов я понял, что лучше чем "черное" ничего нет. Я продолжал мою "дружбу" с Андреем и тихо мирно кололся. Родители ничего не знали.
     Мне почти 16. Как - то раз утром мать зашла в комнату и увидела мои руки. Она была в шоке. Я пообещал ей бросить, сказал, что только попробовал, но было поздно. Анашу и пиво я давно не употреблял, если только кто - то раскумаривал. Карманных денег переставало хватать. После 10-го класса меня выгоняют из лицея, точнее ухожу сам.
     Я как и следовало ожидать перехожу в другую школу. Занятия практически не посещаю. Я полностью увлечен опием. Друзей в новой школе просто не было, а были лишь приятели. Я употреблял уже опий каждый день, по 5-7 "кубов" домашнего раствора, или 30 "кубов" рыночного (3 фурика). В 16 лет я первый раз своровал из дома. Это была большая кража золота. Когда мать узнала, я "запарил" ее, что отдал долг приятелю, т.к. он дал мне прокатиться на его машине , а я ее разбил. После этого мать стала прятать золото и деньги. Я стал воровать вещи. Прийдя однажды домой я не узнал свою квартиру. Дверь входная была - металлическая, на окнах стояли решетки, и между входной и внутренней дверью, тоже была решетка. Родители поняли, что я - НАРКОМАН.
     Как - то раз вечером мама села и поговорила со мной, что надо лечиться. Я согласился. Через несколько дней меня положили по договоренности в психиатрическую больницу переламываться. Я был не готов к этому. Через 3 дня я упросил ее забрать меня с условием, что я больше не буду. Как только я вышел, встретил друга Юру. Мы вместе поехали на Дыбенко за "ханкой". Все пошло по старому. Я только начинал догадываться куда я влез. Серьездно я не осознавал, что я наркоман.
     Наступило лето. Мама решила отправить меня с сестрой в Испанию. Мне очень понравилось. Я там ипереломался, незаметно для самого себя. По приезду в Ленинград я как обычно встретил Юру, здесь то никто не перекумаривался, дальше естественно я укололся. Меня с новой нарастающей силой затягивало в этот наркомантский водоворот. Мне было почти 17. Из школы меня выгнали, узнали, что я наркоман. Я пошел в школу - экстернат. Получил аттестат за 11 лет подарив завучу бутылку "Сангрии" и коробку конфет. Родители опять положили меня в больницу. Пролежав 3 недели я был уверен, что не буду колоться, но конечно ошибался. Сразу после выхода укололся. Стал много постоянно воровать из дома. Начались серьезные скандалы с родителями. Но они еще не понимали всей "силы" наркомании. Было принято решение , чтобы я продолжал учиться. Я поступил в СПГУП на юридический факультет платное отделение. Учился с трудом, на лекциях был если только был "вмазан". Я доучился до конца года и ушел из Универа.
     В это время я продолжал общаться с Юрой. Одним утром я зашел к нему. На кайф не было денег не у него, не у меня. Он предложил ограбить комнату соседа. Мы продали оттуда кое - какие вещи и поехали на Дыбенко. На следующий день я снова зашел к нему. Вдруг раздался звонок в дверь. Я не хотел чтобы он открывал. Он открыл дверь. Вбежали опера стали ничего не говоря нас избивать. Конечно мы во всем признались. Следующие 3 дня стали самыми ужасными в моей жизни. Меня били, издевались. Ожидание было самым страшным: посадят или нет. Юру посадили. Меня Бог миловал. Родители наняли адвоката, дали денег. Сидя в КПЗ я думал, что наркотики это прошлое, лишь бы не посадили, что здесь я из - за них. Выйдя и отмывшись от вшей я побежал колоться. Наркотики сильнее силы воли и тому подобных вещей. "У наркомана нет силы воли",- так говорят люди совершенно не знакомые с проблемой. Поверьте мне.
     Меня отправляют к родственникам в Казахстан. Я еду туда в надежде перекумариться. В первые же дни я спросил у своего брата можно ли купить анаши. Он сказал, что не то что можно, но даже нужно. Мы купили 1,5 кг "шмали". Мы курили ее, а оставшуюся я повез в Ленинград, хотел продать, но естественно большую часть скурил. В Алма - Ате мы ездили с братом и его младшим братом на рыбалку в заповедник. Мы курили анашу косяк за косяком лежа в палатке, а вечером выходили на берег ловить рыбу с косяками в руках. Мы были убитыми анашой напрочь. Катались по степи на дедовском "Запорожце" с ручным управлением. Это было здорово. Наркомантская романтика. Когда я возвращался домой, то в поезде познакомился с наркоманом. Он вез с собой 600гр "ханки". Он 2 раза раскумарил меня. Приехав я сразу укололся и стал как и раньше колоться каждый день.
     Я снова по инициативе родителей лег в психиатрическую больницу. Мне сделали хим. защиту и я перестал колоться. Конечно это было на время. Я устроился работать в туристическую фирму. Зарабатывал не плохие деньги. Мы всей командой каждый вечер ходили в "Трибунал - Бар" и "Доменикос". Я много пил. Началась полоса беспредельного разврата. Из - за алкоголя я ушел оттуда, и стал работать в другой крупной туристической компании на Невском проспекте. Я пил перед презентациями по 100-150гр водки на Гостинке, на втором этаже. В это же время родители решили, что мне надо доучиваться. Вроде как наркотики я бросил, так давай поступай учиться. Я поступил в ЛГУ на юридический платное отделение. Там познакомился с Юлей. Типичная провинциальная девушка. Красивая. Мы общались почти 1,5 года. Потом начались скандалы. Она привыкла к Питеру, ей хотелось тусовок, денег, модных шмоток и тому подобных вещей. Но не меня. Мы расстались. Я уже работал в очень известном магазине. Здесь я познакомился со своей пока гражданской женой. Мы ездили ко мне на дачу, ели шашлыки, купались. Я дарил ей цветы. Мы до сих пор вместе.
     К этому времени я ушел с работы - не поладил с начальством. Ничего не предвещало беды. Но все слышали - "попробовав раз слезы мака, будешь плакать всю жизнь". Зимой 1998 года я ехал на машине и решил заехать к друзьям с которыми употреблял. Дальше я думаю все понятно. За месяц доза поднялась до 0,5гр героина в день. Опием практически никто не кололся. Все сидели на героине. Денег не было. Все, что я заработал я быстро продал. Опять начал воровать. Родители стали подозревать, что я начал колоться, но не могли и не хотели в это поверить, т.к. я не кололся больше года, т.е. с конца 17 года и до 19 лет. Мать попросила показать ей руки и все поняла. Я сказал, что только начал, меня сразу положили в больницу. Когда я вышел все повторилось. Я воровал - все. Я вынес весь дом. Взломал металлическую дверь, раскурочив стену. Меня перестали пускать домой. Я жил в парадной. Это был ужас. Температура -20 градусов. Каждый раз когда едет лифт - просыпаешься. Есть нечего. У меня не было денег ни на наркотики, ни на еду, ни на сигареты. Я пришел к маме на работу, сказал что готов лечиться, что все понял. Она не верила. Я плакал. После 1,5 часов разговоров она согласилась. Тогда я действительно САМ хотел бросить, и это было в первый раз. Мы приехали домой, отец не пускал меня, он мне не верил. Я 5 лет обманывал их. Мама уговорила отца. Я ушел в академку из Универа, лег в больницу.
     Лежа в больнице мать говорила мне, что есть группа Анонимных Наркоманов, что после выхода нужно туда ходить, а потом лечь в их ребилитационный центр. Я не верил что это поможет, но согласился. Выйдя из больницы я не употреблял 3 недели, а за тем лег на терапию.

     После выхода я оставался трезв около 5-ти месяцев, но затем я сорвался - в прямом и переносном смысле. Я стал употреблять гораздо больше и быстрее оказался там, откуда с таким трудом вылез. Вследствии употребления я упал с высоты, сломал позвоночник... Это был последний срыв. Я долго лежал, потом учился сидеть, ходить и т.п. Я снова пришел на группу. В АН говорят: "Не стыдно сорваться, стыдно не прийти снова."
      Я употреблял 6 - 7 лет. Сегодня я трезв более 6-ти лет. Все, что произошло со мной чудо, я жив и трезв только благодаря Богу и АН. Я не употребляю ничего, что изменяет сознание, в том числе алкоголь. Только курю:-). Сегодня у меня есть жена, семья, родители, работа.

P.s.
    Программа 12 Шагов - работает, и если вы действительно хотите бросить, то идите или приводите своих детей на группу АНОНИМНЫХ НАРКОМАНОВ, которая есть практически в любом городе.

Да поможет Вам Бог.

Обращение

Зависимость является не только духовной близорукостью и психическим расстройством; но и физическим заболеванием, похожим на рак или болезнь сердца. Она является хроническим и требует специального обращения.

Вполне вероятно, что некоторые люди генетически предрасположены к тому, чтобы стать зависимыми.

Всё, что нужно сделать зависимому человеку, что бы стать наркоманом, это начать употреблять в умеренных количествах. Биохимия зависимости сделает всё остальное за него.

Многие задают себе вопрос: «Какие действия могут привести меня к срыву?» Ответ прост - Вам не нужно ничего делать.

Прекратите употреблять, но продолжайте жить той жизнью, которой вы жили всегда.

Ваша болезнь сделает всё остальное. Она включит серию автоматических (привычных) реакций на жизнь, и эта жизнь приведёт к такой боли и дискомфорту, что возврат к употреблению покажется хорошим выходом.

Программный Директор Аккузин В.С.